… Павел В. пребывал в смятении. Каждое утро он снова замечал, что все больше волос остается на подушке и на расческе. Это он уже проходил.

Несколько лет назад он был уверен, что победил свое начавшееся в 27 лет облысение посредством трансплантации волос. Пересадка волос в одной питерской клинике методом STRIP заметно загустила его начавшую оголяться макушку и отступающую назад линию лба. Через несколько месяцев Павел прошел повторную операцию у того же врача, так как заметил, что густота его якобы возвращенных на свое место волос недостаточна. Он не сразу понял, что его волосы продолжали редеть. Степень облысения прогрессировала. Да, большинство пересаженных графтов прижилось неплохо, но свои волосы вокруг них не остановили своего выпадения. Увы, если в организме человека присутствует полученная по наследству, либо приобретенная в процессе жизни склонность к андрогенному облысению, пересадка волос бессильна остановить его. Пересадка неспособна вернуть естественную густоту волос — для этого ей как минимум не хватает донорских волосяных луковиц, вырезаемых из нижней части затылка пациента, который обычно не подвержен АГА. Поэтому пересадка эффективна лишь на начальных стадиях утраты волос, да и то, когда нет явного прогрессирования процесса развития плешивости.

 

 

Через год после второй пересадки, Павел окончательно разочаровался в этой клинике и квалификации врача. Он, преуспевающий предприниматель, в надежде вернуть свой имидж, честно отвесил трихотрансплантологу без малого 500000 рублей, но теперь его прическа походила на голову старой куклы с неестественно торчащими пучками пересаженных волос, вокруг которых разрастались участки поредения, грозя вскоре стать неминуемой лысиной. Все труднее было зачесывать волосы, скрывая этот бросающийся в глаза срам. Вздохнув, Павел выругал «доброго айболита» последними словами и засел в интернет, надеясь найти спецов получше. Привлекла реклама турецкой клиники, где с помощью более прогрессивной технологии FUE заманчиво обещали дать заманчивые результаты. Повздыхав, Павел засобирался в Турцию.

Врач-турок, обследовал лысеющую голову Павла, повздыхал, поцокал языком, и высадил горемыке-пациенту на макушку очередную порцию графтов, дополнительно проредив его донорский затылок, а заодно и волосяной покров на бороде и кое-каких других местах. Все это удовольствие обошлось еще в 7000 баксов. Через несколько месяцев прическа Павла зрительно снова расцвела, как весенняя трава, несколько подняв его настроение, но... Теперь он пил прописанный трихологами финастерид, чтоб сбить градус якобы смертельного для волос головы тестостерона в организме, принуждая пересаженные волосы лучше приживаться, а прежние удерживаться на месте.   И Павел, еще недавно энергичный молодой человек, стал вялым и апатичным, словно постарел лет на 30.

Но привычный волосопад снова напомнил о себе, прогрессируя все агрессивней. Динамика выпадения волос чаще обычно разгоняется по экспоненте, и все труднее тормозить этот процесс средствами, имеющимися в арсенале трихологии. Процесс андрогенного облысения абсолютно не по зубам медицине. Пересадка волос лишь временно тормозит динамику превращения головы в биллиардный шар.

Жена Павла замечала, что ее благоверный от приема антиандрогенов стал меньше уделять ей страсти в постели. «Паша, дорогой, да забей ты на эти волосы! Вот Брюс Уиллис лыс…» Павел в ответ лишь стискивал зубы от раздражения. Он не любил, когда его сравнивали с другими. Он – не Брюс Уиллис, и люди все разные. И облысение на всех действует по-разному. Кому-то наплевать на то, что он лысеет, кому-то — просто потеря собственного лица.

«Довольно! Надоело! Сбриваю к черту эти жидкие остатки и буду «брутальным», как Стетхем и иже с ним!» — однажды решил Павел. Однако, его ждал «сюрприз»: усеянная «оспинами» от пересадки макушка и великолепный, «улыбающийся» с затылка рубец, полученный от вырезания изрядной донорской полосы кожи с волосяными графтами. Вот позорище! Даже непосвященному становится ясно, что ты жертва пересадки волос. После этого Павел не мог дождаться, когда редеющие останки волос на макушке отрастут, чтоб прикрыть эти крайне не «украшающие» мужчину шрамы. После этого Павел лишь ругал себя за то, что сдуру решился на трансплантации волос, вдобавок потеряв немалые деньги.

И, как известно, беда приходит не одна. Облысение нередко косвенно затрагивает и другие сферы жизни. Редеющая прическа Павла, придающая ему неестественный, трагикомичный вид, заставляла его неуверенно чувствовать на деловых переговорах. Партнеры по бизнесу смотрели на него косо, усмехаясь в душе. Они понимали, что Павел, вынужденный зачесывать оставшиеся волосы и неестественные пересаженные клочья на неумолимо редеющую макушку, чувствует себя неуверенно, и облысение — его болевая точка. Депрессивный и вялый от действия финастерида и тоски по волосам, Павел ослабил свою «железную руку» руководителя фирмы. Выгодные контракты срывались, доставались ликующим конкурентам. Доходы падали, дисциплина персонала разболталась. Компания Павла находилась на грани краха.

Однажды Павел наведался в бар, стремясь утопить горе в бокале виски.

— Пашка, братан! Вот так встреча! Давно не виделись! А тебя и не узнать! – раздался знакомый голос. Это был Андрей, бывший однокурсник Павла. После института их пути разошлись, они не виделись. За рюмкой крепкого приятели болтали о работе и семейных делах. И Павел вдруг обратил внимание на безупречную прическу товарища, вспомнил, что Андрей начал лысеть еще на старших курсах универа, и Павел еще удивлялся, как такое возможно, не предполагая, что через несколько лет это поразит и его. Где Андрей сделал такую замечательную пересадку? Его прическа выглядела поразительно естественно, густота коротко стриженных волос была великолепной, линия лба была как в 18 лет, фактически не тронутая залысинами по углам. Стесняясь, что Андрей узнает о его страдании от облысения, Павел намеками попытался выяснить секрет. И тут Андрей расхохотался. «Чувак, да ты что! И ты вывалил столько бабла этим мошенникам-врачам на пересадки? Серьезно? Ну ты и лошара!» Павел действительно не знал, что вернуть волосы, притом совершенно не ограничиваясь емкостью донорской зоны, а в желанном объеме, оказывается — возможно! Притом несравненно более безболезненным и недорогим путем. И несколько лет страдал, как дурак – как финансово, так и морально.

Да, медицина неспособна вернуть лысому полноценные живые волосы – ни посредством трихологической терапии, ни хирургической трансплантации. Истинные причины облысения науке неизвестны, поэтому и нет действенных способов исцеления от плешивости. Мировым трихологическим корпорациям нужно большое стадо страдающих пациентов, которым легко сбывать бесполезные лекарства и процедуры, и поэтому совершенно невыгодно инвестировать в научные исследования истинных причин этой патологии. Но людям нужно жить сейчас. И для этого светлый гений создал иного вида возможность одолеть облысение. Достаточно просто установить на лысину грамотно подобранную систему замещения волос – и вы возвращаете себе ваше истинное лицо, будто никакого облысения и не бывало. Ношение системы совершенно безопасно для здоровья, не требует никаких медицинских вмешательств в организм, вы остаетесь в вашем привычном графике жизни.

Назавтра Павел уже мчался по указанному Андреем адресу, повторяя про себя, как некий волшебный код к своему спасению, заветное слово «К33» — название организации, способной избавить его от лысого бремени. Уютное помещение на первом этаже крупнопанельного дома, улыбка администраторши, цветы в горшках – все это подействовало на него умиротворяюще. Сидя в удобном кресле салона «К33», он листал каталог модных причесок, пока заботливые руки парикмахерши снимали мерку с его лысеющей головы, и чувствовал острое наслаждение, ожидание сваливающегося с души камня. Следующие 2 месяца, пока изготавливалась его система волос, прошли в сладком ожидании. Однажды вечером Павел получил смс-ку о том, что его система готова и он может являться на установку.

Заветный день настал. Павел снова сидел в кресле в одном из кабинетов «К33», радостно косясь на приготовленную на манекене лохматую систему волос его родного цвета. Готовая система имеет длинные волосы, чтоб можно было подстричь как угодно клиенту. Сначала парикмахерша сбрила с его многострадальной головы редеющие останки волос – Павел только облегченно вздохнул – и тщательно вымыла его голову в раковине. Нанеся на систему защитный скотч, а поверх него – липкую ленту, она мастерски водрузила это косматое великолепие на голову Павла, и начала делать стрижку. Павел почувствовал радость от приятного ощущения покрытия оголяющегося срама легкой сетчатой основой системы с щекочущими волосами, не отличимыми от его живых волос. Глядя в зеркало, Павел с наслаждением видел, как его лицо приобретает свой естественный, родной вид, будто никакого облысения у него никогда и не было. Он был на седьмом небе от счастья.

Когда стрижка была окончена, в кабинет заглянула хозяйка салона, Наталья Николаевна, чтобы попроведать клиента, и осталась довольна работой. Павел сказал ей: «Спасибо вам и вашему салону, за то, что вы делаете для людей. Никто не хочет выглядеть старее. Вы вернули мне мое лицо. Фактически вернули меня к жизни!».



style="display:inline-block;width:468px;height:60px"
data-ad-client="ca-pub-9339256050352172"
data-ad-slot="8225109043">