Британская королевская семья и её потери по мужской линии. 

Принц Вильям несмотря на молодость уже потерял часть волос. Андрогенная алопеция не щадит никого  После рождения первого ребёнка принц Гарри и Меган Маркл оказались в центр внимания, а вместе с этим общественность впервые заметила, что принц-то лысеет! Ведь до этого момента младший сын принца Чарльза и принцессы Дианы подавал большие надежды, и казалось, что ему удалось избежать выпадения волос, от которого страдают другие члены королевской семьи мужского пола, хотя на фотографиях с его свадьбы в 2018 году уже были заметны первые признаки облысения.   Широко распространено мнение, что за генетические признаки выпадения волос у мужчин ответственны гены матери, однако история алопеции в британской королевской семье, похоже, оспаривает это. Королева Виктория была первым британским монархом, которую зафиксировал фотообъектив, поэтому прослеживание истории выпадения волос до этого едва ли можно считать соответствующим действительности, так как художественные портреты тщеславных правителей скорее лестные, чем объективные. 

Алопеция  у потомков Виктории.    В ранних поколениях Дома Саксен-Кобург-Гота королевы Виктории, который впоследствии был переименован в Виндзорский дом, фотографические свидетельства выпадения волос представлены с некоторыми вариациями. Например, фотографии сына королевы Виктории, короля Эдуарда VII, демонстрируют классическую андрогенетическую алопецию, а именно, выпадение волос по мужскому типу с потерей волос на макушке, но сохранность волосяного покрова на висках и на затылке.       Однако его сын, король Георг V, сохранил большую часть своих волос. Но с возрастом линия волос у него заметно поднялась надо лбом, а вот его сын, король Георг VI, сумел сохранить густую шевелюру до конца своих дней, а скончался он в возрасте 56 лет. Передняя часть линии роста волос у него лишь слегка сместилась вверх, но по сравнению с его отцом, Георгом V, это совсем не существенное изменение, а вот если сравнивать с потерями его деда, короля Эдуарда VII, то разница, конечно, колоссальная!     Эта ветвь королевской семьи вроде бы поддерживает версию о том, что гены матери влияют на сохранение или выпадение волос сына. Эдуард VII в принципе мог получить этот ген облысения от своей матери, королевы Виктории. Улучшение состояния волос у его сына, Георга V, могло быть связано с генами его матери, Александры Данской. А полностью нормальное состояние волос Георга VI могло быть связано сооьветственно с генами его матери, Мэри Тек. Но далее теория себя исчерпывает…

 

Принц Филипп и его потери.

Итак старшая дочь Георга VI, которая  царствует и ныне, королева Елизавета II выходит замуж за Принца Фили́ппа Маунтбеттен. Поскольку у ее дедушки по материнской линии, Клода Боуэса-Лиона, и дядьёв Патрика  Боуэс-Лион — графа Стратмора и Кингхорна и капитана Майкла Клода Гамильтона Боуэса-Лиона, по состоянию волос в худшем случае было минимальное отступление от нормы, можно было бы предполагать, что и у детей королевы дела с волосяным покровом будут обстоять не хуже, чем у родни по материнской линии. Вместо этого на фотографиях мы видим, что проблемы выпадения волос в королевской семье стали постоянным и распространенным явлением после свадьбы королевы Елизаветы II с принцем Филиппом. У младшего сына королевы, принца Эдварда, классическая андрогенетическая алопеция с редкими пучками волос на макушке. Его старшие братья, принц Эндрю и наследник престола принц Чарльз, сохранили больше волос на макушке, но они заметно истончены и залысины слишком существенны.  Интересно, что это соответствует наследственности по линии их отца, а вовсе не матери. Муж королевы, принц Филипп, также страдает андрогенной алопецией и потерей волос на макушке. Это постоянная тенденция в его семье, переданная ему отцом принца Филиппа, принцем Андреем Греческим и Датским от его деда, короля Греции  Георга I и его прадеда, короля Дании Кристиана IX. И все это — свидетельство о классической андрогенной алопеции.

Гарри потерял часть волос несмотря на молодой возраст. Андрогенная алопеция   Когда принц Чарльз женился на леди Диане Спенсер, по идее это должно было улучшить генетику  состояния волос королевской семьи в соответствии с теорией материнских генов, влияющих на сохранность и выпадении волос. У брата принцессы Дианы, Чарльза, графа Спенсера, густые волосы, с небольшим лишь углублением над лобной областью.  Несмотря на это, принц Уильям начал терять волосы уже в возрасте двадцати лет и, похоже, следовал схеме выпадения волос своего дяди Эдварда, а не дяди по материнской линии. Выпадение волос принца Гарри началось позже, чем у его брата, но, увы, продолжается. Правда заключается в том, что хотя доминирующий ген выпадения волос содержится в Х-хромосоме, мужчины с лысым отцом более склонны терять волосы, чем мужчины с отцами, которые сохранили свои волосы. Исходя из этого, выпадение волос у принцев Уильяма и Гарри через их отца и дядюшек, а также деда — принца Филиппа и его предков, вполне закономерно. Алопеция в этом семействе не на шутку заняла свои позиции и свергнуть её с трона, похоже, весьма затруднительно.

Опубликовано 4 июля 2020г.

Автор Кристина



style="display:inline-block;width:468px;height:60px"
data-ad-client="ca-pub-9339256050352172"
data-ad-slot="8225109043">