Автор Мария Темистоклеус. Рисунки Дина Кристенен

Из жизни мелкой Пакостницы.

Познакомились мы с ней на первом курсе института. Увидев её в первый раз, в мозгу мелькнула мысль «страшненькая какая!» Больше эта мысль никогда не появлялась в моей голове. Вот так работал  цыганский гипноз мелкой Пакостницы. Она могла убедить кого угодно в чём угодно. Глядя на то, как преподаватель, вполне адекватный  и многими заслуженно уважаемый, кивал в такт словам Пакостницы на экзамене, а несла она обычно  несвязанный  бредовый суповой набор фраз, и выводил оценку «Пять» в зачётке,  я начинала сомневаться в собственной адекватности. Чем дольше я с ней общалась, тем больше не могла понять,  я ненормальна или окружающие?  Пакостница организовывала пространство вокруг так, что  люди участвовали в этом театре абсурда, не замечая этого. Боясь окончательно свихнуться, я пыталась как-то сократить общение, но Мелкая была очень цепкой и умела быть такой обаятельной, что по ходу совершаемые пакости как — то растворялись в текучке дней. Все мои попытки дистанцироваться были подавлены на корню, и сопротивляться я перестала. Тем более Мелкая Пакостница свои мелкие пакости до поры до времени умела скрыть. Диапазон её репертуара был широк, она могла быть невыносимо  противной, но как только чувствовала, что сейчас  ей прилетит, она тут же меняла пластинку, и поток  обаяния через пару минут вызывал только один вопрос « и чего я на неё взъелась?» Клянусь, желание  врезать ей и больше никогда не видеть возникало практически каждый день. Система замещения волос ей шла.

Хлопая фиалковыми глазами в пушистых ресницах, Пакостница могла очаровать любого индивидуума, не  взирая на пол и возраст. Женщины ей служили, мужчины  прислуживали. После  получасового общения с ней, любой мачо был готов совершать подвиги в её  честь и петь серенады.  К слову, Пакостница искусство не любила и предпочитала банальное преклонение. Желательно с публичным унижением очередной жертвы. Нет, она дорожила ими, своими жертвами, но удержаться от демонстрации своей власти не могла.  Отравленные её ядом добровольно отказаться от неё не хотели и ряды их росли. Пакостница проявляла великий талант организатора и укротителя. Она обожала собрать их вместе  и демонстрировать свою власть. Те, кто начинал понимать  идиотизм происходящего, быстро усмирялся внеочередной подачкой её внимания. Он назначался единственным, остальные шли по категории «Братья». Братья победно глядели друг на друга. Братьями их можно было считать только в полном бреду. Но бред работал. Из жизни мелкой Пакостницы.Центр К33 отзывы, тотальная алопеция

Устоять перед её чарами не мог никто. Кстати, секс она не применяла. Это была высшая награда для избранных. Избранный обычно становился её мужем, так как пакостница по непонятным ей самой причинам каждый раз стремилась к официальным отношениям. На остальных  она просто тренировала свои навыки приручения  мужчин. Была бы я поумнее в те годы, могла  бы озолотиться, заключая пари. Так как любой стойкий оловянный солдатик, накануне утверждавший, что уж, он-то « устоит против этой непонятной и ничем не примечательной девицы!»,  на следующий день  исполнял знакомый мне трюк  « вытрите об меня ноги».

Так как Пакостница желала видеть меня постоянно рядом, то обычно к вечеру следующего дня, я могла слышать  жалкое блеяние покоренного поклонника, который не подозревал, что все его  признания транслировались по громкой связи, пока мы готовились к зачётам.

Лишь трое на моей памяти смогли устоять.

Один был  наивен и чист , как горный ручей и просто не поверил, что такая центровая девушка могла им заинтересоваться. На все ухищрения и ужимки Мелкой Пакостницы он ответил « Ты меня точно ни с кем не перепутала?» Второй  был мужской копией  Пакостницы и был Крупным Пакостником, и она остереглась оттачивать на нём коготки. Третий был моим мужем и, следовательно, априори не мог влюбиться  в другую женщину. Утверждение спорное, но хочется в него верить.

Боже, а как она умела втюхать,  а по другому не назовешь, какой-нибудь дефицит. Особенно ей удавались трюки  с заменой ценника. До сих пор  вспоминаю продажу очередной ношеной шмотки очередной жертве! Журчанием, восхваляющем товар,  где нет места сомнениям, она могла уболтать кого угодно. Человек выкладывал деньги и  только дома обнаруживал, что купил, допустим, сапожки 40-го размера. При своём 36. И не мог понять, как он это сделал! Он же мерял!

Но если кто-то удержался  с первого раза и  хотел больше или меньше размер, длиннее или короче, другого цвета и фасона, то тут талант мелкой пакостницы просто расцветал. Вытащив ту же самую шмотку, она умела убедить, что это другая! Что она ездила за ней на другой конец города и с трудом достала. Поменяла, отобрала, выгрызла, откусила. … И со словами «Это же другое дело! Наивная жертва приобретала ту самую вещь, которая была ранее коротка или длинна, велика или мала и так далее. Меня Пакостница  в таких случаях просила только об одном. Молчать. А лучше выйти, чтобы не  мешать ей никому не нужной правдой. Видите ли, на моём лице «всё написано».

Нет, пакостница не была жадной! Она обожала делать подарки. Но устоять перед азартом торговли или  мелкого жульничества она не могла.  Тут её боевые качества раскрывались по полной. И  девушка с волосами цвета льна и фиалковыми глазами превращалась  в болотную росянку, хищника, способного переварить  любую неосторожную особь, севшую на листок.

Пробивной способности мелкой пакостницы мог позавидовать даже бульдозер. При  чём муравьишка, чей домик этот бульдозер переехал, ещё и утешал бы  Мелкую, будучи загипнотизированный  Пакостницей.

Опубликовано 21 июня 2016 года

Продолжение последует , если будут пожелания.

Часть вторая . Пакостница и конкурентки.

Часть третья. Пакостница и мужчины.

 

Также по этой теме:



style="display:inline-block;width:468px;height:60px"
data-ad-client="ca-pub-9339256050352172"
data-ad-slot="8225109043">